Центральная городская библиотека им. П.Л. Проскурина
 БРЯНСК:
 знать и любить
 свой город!

Уважаемые гости нашего сайта, очень надеемся, что поможем Вам сориентироваться, как и где найти информацию о нашем славном городе
Главная | Вход
Четверг, 04.03.2021, 21:43
Памятная дата

Поиск
Календарь
«  Август 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Друзья сайта
  • ЦГБ им. П. Л. Проскурина
  • Бежица: путешествие в далекое и близкое
  • Петр Проскурин: электронные страницы памяти

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Погода
    Яндекс.Погода

    10:28
    5 сентября
    Орловский вестник. – 1900. – 5 сент. (23 авг.) (№225).

    — В настоящее время причт соборной церкви озабочен улучшением певческого хора. При прежнем регенте соборного хора И. М. Васильевском на содержание хора отпускалось до 2500 р. Это был лучший хор в городе. В последнее время, как известно, спрос на хорошие голоса всюду усилился, и удержать соборный хор на прежней высоте и при прежнем ассигновании было очень трудно. К тому же возник вопрос об обязательности для хора петь, помимо условленных служб, во время некоторых треб, напр<имер>, на свадьбах. Все это побудило г. Васильевского оставить свою службу в соборе. На его место был приглашен с увеличением платы в полтора раза с предоставлением даровой квартиры регент, уволенный перед тем из Нижне-Никольской церкви, а дабы хор не упал, состав его был пополнен, вследствие чего, сумму, отпускаемую прежде на содержание хора, пришлось увеличить почти в два раза, оставив обязательным пение лишь тех служб, какие были условливаемы и при прежнем регенте. Между тем, из хора стали выбывать мальчики (недавно, напр<имер>, лучший дискант вышел из хора, по настоянию того учебного заведения, в котором он учится). В виду этого староста соборной церкви Ф. Г. Новиков, проектирует поставить хор смешанный и приглашает поэтому участвовать в пении девушек, известных своими хорошими головами; некоторыми из приглашаемых ныне уже поют в хорах церквей Рождественской и Кладбищенской.

    — Обыватель ликует. На Соборной площади выстроился сарайчик, в котором во всякое время дня каждый может получить местные фрукты из первых рук, т. е. не переплачивая в три дорога торговкам, и не рискуя заполучить Бог весть через какие руки перешедшее, зараженную дрянью. Обыватель рад, а обозревателю грустно, подумайте, читатель, какие должны быть условия торговли, чтобы радоваться сарайчику, в котором притом продают совсем не дёшево?

    — Между музеем и соборной оградой, прямо на дороге, в беспорядке валяются брёвна (к счастью, не на самой середине). Нужно иметь в виду, что место это – самое фешенебельное, самое бойкое, самое пыльное и, по случаю лета, не освещается. Противоположная брёвнам сторона дороги обычно занята стоящими «на бирже» извозчиками. Где же ходить?

    — Нам передавали, что некоторые из регентов допускают на спевках неумеренные выпивки, вследствие которых поющим на хорах детям-ученикам приходится быть свидетелями некрасивых сцен. Так как подобная постановка дела грозит недоверием жителей к певческим хорам, то не мешало бы гг. регентам, наконец, между собою спеться, дабы общими усилиями иметь возможность ограничивать не в меру рьяных поклонников Бахуса.

    — Нам передавали, что городским головою, по мысли члена управы г. Семёнова, установлено, вместо обычной до последнего времени платы за право на промысел, взимаемой с водовозов, брать с последних подписку, в силу которой они обязаны являться с бочками на пожары и поступать до окончания пожаров в распоряжение пожарных команд. Если слух справедлив, то такой порядок нельзя от души не приветствовать.

    Источник: https://brvestnik.ru/v-nastoyashchee-vremya-pricht-sobornoj-cerkvi-ozabochen/

     

    Брянская жизнь. – 1906. – 5 сен. (23 авг.) (№30)

    ИЗ ЖИЗНИ НАШЕЙ ШКОЛЫ

    (Из писем в редакцию)

    I.

    Тяжелые дни переживает многострадальное техническое училище. После того, как был убран «за бездействие власти» бывший директор Брызгалов, все – и учителя, и ученики, и их родители быстро решили, что новым будет прислано лицо «с чрезвычайными полномочиями». Они не обманулись в своих ожиданиях. Каратель Фогл, объездивший многие города и веси нашей родины и известный своим «воспитанием» и приведением в «православную веру» не только учеников, но в некоторых случаях и своего официального начальства, явился, наконец, и в наш город. Мудрое министерство решило «обратить на брянское техническое училище особое внимание».

    Министерство не обманулось в выборе доверенного лица. Не успел г. Фогл появиться в Брянске, как уже зазвучало его приветственное слово, обращенное к собранным им ученикам. «Напрасно вы, господа», — говорил он тоном ласкового крокодила, — «Напрасно вы вообразили, что или вы, или учителя, назначенные от правительства, или ваши родители имеют какое-либо право вмешиваться в дела училища, напрасно, оставьте, оставьте его, господа».

    Далее он обещал допустить к экзаменам «по мере возможности» больше учеников. Абсолютно всех нельзя – министерство не приказало. То было раннею весной… Теперь уже осень. «Правительственный директор», увидав, что его поняли, решил действовать в открытую. Тона сытого крокодила уже почти не слышно. Фогл показал себя истинным правительственным чиновником. «Не потерплю, не попущу, я сотни юношей воспитывал», — звучит целый день в стенах училища. На одном из  экзаменов Фогл изрек такую мудрость без прикрас: «втрое больше учеников видали, и то – как скрутим, так не пикнут».

    «Я очищу училище от всех негодяев, которые в прошлом году петиции подписывали», — говорил он перед другим экзаменом – «Кто хочет учиться в училище, должен согласоваться с моими взглядами…»

    «Не потерплю, не попущу, выгоню негодяев, подписывающих петиции…»

    Русская школа вступила в новую фазу своего существования. Министерство и Фоглы наводят тишину. Удастся ли им это?

    Поживём – увидим.

    Наблюдатель

    Продолжение

     

    Смена. – 1976. – сент. (№1173). – С. 31, 36.

    Сказки Брянского парка

    В конце прошлого века здесь было старое купеческое кладбище с одноглавой церковкой. Во времена Пролеткульта церковь превратили в некое подобие клуба, кладбище забросили, а потом город поглотил и пустырь и церковь с облупленными стенами, обступив их домами и домишками, а деревья, росшие здесь, вымахали в огромные, в два-три обхвата, вязы, сосны, ели. И никто из жителей Брянска не удивился, узнав, что на этом месте закладывается парк. Тем более, что к тому времени бывшая городская окраина стала центром большого промышленного города. А что же лучше, чем кусочек живой природы, волей случая застрявший здесь, сможет украсить лицо города? Но, наверное, так бы и остался этот малютка-парк заурядным городским садом с гипсовыми дискоболами и оленями, не начнись в эту пору в Европе так называемое «усыхание ильмовых» – древесная болезнь, пришедшая откуда-то из Голландии и не оставившая вниманием столетние вязы брянского парка. В разгаре лета высоченные деревья вдруг начинали желтеть, терять листву, обнажаться, сбрасывая кору, и в несколько месяцев цветущее дерево превращалось в сухостой. А сухостой, известное дело, под топор и в печку… Так и поступали здесь до поры, пока не пришла в голову директора парка В. Д. Динабургского замечательная мысль: не рубить деревья, а здесь же, на корню, резать из высохших вязов… деревянные скульптуры. Так родился всемирно известный ныне Брянский музей деревянных скульптур – городской парк имени Алексея Константиновича Толстого.

    Две реки текут по городу, питая зеленый покров древнего Брянска. И люди, живущие здесь, прекрасно умеют пользоваться полученным от природы богатством. Молодежь, комсомольцы Брянска – непременные участники субботников и воскресников по озеленению. Сейчас здесь создается «полоса отчуждения» между городом и железной дорогой, окружающей его, и ребята отлично работают на этом объекте. Главная достопримечательность Брянска – «Курган Бессмертия» – тоже дело их рук. Да и парку помогают ребята. Ведь они, пожалуй, самые частые гости здесь…

    Продолжение

     

    Известия. – 1985. – 5 сент. (№248). – С. 3.

    Тысячелетие

    События, о которых хочу рассказать, разделены десятилетиями, а соединены разве что своей… малозаметностью в нашем большом мире. Но тут я прошу читателя не взирать на мгновения свысока. Никто не может сразу и бесповоротно определить их истинную величину…

    Итак, в середине пятидесятых годов в горпарке Брянска как-то разом стали сохнуть вековые вязы, и у горисполкома объявилась неплановая задача — чем заменить их. Это — раз… Лет пятнадцать назад научный сотрудник Брянского краеведческого музея Федор Заверняев сыскал на Чашиной горе, на слиянии Болвы и Десны, черепок от глиняной посуды XII века. Это — два… И еще: минувшей весной некая Галина Владимировна, жительница села Супонево, что под Брянском, собрала «урожай» с огорода, даже не допахав его.

    С подсохшими вязами в Брянске, думаю, поступили дальновидно — отдали на откуп самодеятельным, но талантливым ваятелям. И сравнительно быстро старый парк «заселился». В одной из аллей встал премудрый россиянин Емеля — по заявлению краеведов, житель Брянщины. У зеленой шпалеры потупила взор юная деснянка. Задумчиво взирает со ствола— или из веков? — могучий Александр Пересвет, уроженец Брянска, что начал Куликовскую битву смертным боем с Челубеем.

    За долгие годы парк стал своеобычным музеем, дипломантом ВДНХ, притягательным объектом для экскурсантов, и я книге отзывов он зовется не иначе, как «деревянная сказка». Люди обратили убыль в прибыль, прибыль для души. Но мой рассказ не об этом, и в парке я выделю всего лишь одну работу, возможно, не самую заметную. «Датской» назвал ее иронично кто-то — к дате делалась. В 1971 году Виктор Михайлов, модельщик завода дорожных машин, способный скульптор, кстати, автор «Пересвета», вырубил из ствола вяза памятную колонну, на которой старинной вязью от вершины до комля известил: «Брянску — 825 лет».

    Все отвечало истине и Ипатьевской летописи. К тому же во весь голос объявлялось, что Брянск на целый год старше Москвы. Это льстило, и только научный сотрудник Заверняев смотрел на ту скрижаль насупленно, потому как не любил обозначать в истории жирные точки. Был он в ту пору в отпуске, мог распорядиться временем, как угодно. Пожелалось ему взять лопату и покопаться на Чашиной горе, привычном месте для пикников горожан. И однажды, когда отпуск уже подходил к концу, он и нашел тот самый черепок, что запишет с красной строки в своей биографии.

    Продолжение

    Просмотров: 37 | Добавил: Администратор


    МБУК "Централизованная система общедоступных библиотек" г. Брянска © 2021
    Создать бесплатный сайт с uCoz